Второе "Восхождение"



Шли годы. Мальчик часто переезжал, менял соответственно школы, и одноклассники оставили его в относительном покое. Во-первых с возрастом они поумнели, а во-вторых Мальчик … хотя … какой он уже "Мальчик"?! Будем звать его Ал! Так вот! Ал уже давно понял силу эмоций, и далеко не каждый идиот решался теперь его всерьез трогать, опасаясь непредсказуемой реакции. Как-то, еще в четвертом классе, он просто "вбил" в скамейку (сидящих на ней как ветром сдуло) наглого пацана по кличке "Петя", который был на год старше и гораздо крупнее и сильнее его! Достал! И удары были частыми и сильными, да еще плюс напор! В общем, "Петя" оказался лежащим на скамейке прикрывающийся руками и обещающий больше не приставать.

Это было при всей школе, т.к. на улице было холодно, а в школу запускать всех было еще рано, потому и толпились все в холле, где и попытался тот самый "Петя" (кажется его фамилия была Петухов) в очередной раз, да еще прилюдно, для большего эффекта, обидеть Мальчика.

Итак, все больше и больше сведений накапливалось в голове Ала, и поводов для размышлений становилось все больше. Он стал заниматься исследованиями. Он наблюдал и сопоставлял. Делал выводы, находил ошибки, снова наблюдал, снова сопоставлял, исправлял и делал ошибки снова. Он выяснил, к примеру, что имя влияет на человека, но лишь косвенно, как впрочем и среда обитания, окружение. Выяснил, насколько мог, природу страхов, попутно, ради эксперимента, избавив себя от страха темноты, заставив в нее влюбиться. Он выяснил, что возраст влияет на развитие так же лишь косвенно, т.е. порой добавляет "ума" лишь количество информации на прожитые годы.

Вот только далеко не всем это помогает! В общем, резвился Ал "вовсю"! А потому и пропустил тот момент, когда с ним перестали общаться вообще! Он не мог долго поддерживать беседу, а если и говорил о чем-то, то сверстники не могли его понять, и им было не интересно. Он начинал подстраиваться и получалось еще хуже. Глупо, натянуто ….

А с девушками была просто катастрофа! Девушки! Как много они в этом возрасте знают о жизни! Как они умнее и опытнее! Как многосторонне развитее! В общем, когда Ал начинал проявлять внимание какой-нибудь из них (например, когда он замечал внимание к себе), то практически сразу у него возникало желание послать предмет внимания куда подальше! Ну воротило его от этой жеманности. И было совсем не понятно, зачем надо так искажать лицо масками надменности и превосходства, когда совсем недавно она сама проявляла интерес?! Неужели все дело в ответном внимании?!

Да, порой Ал был резок. Как сказала о нем позже одна из его бывших одноклассниц – "… он был дикий до девочек!". При этом она имела ввиду, что Ал девочек сторонился, отталкивал их от себя. Хотя для нее самой в те времена Ал был единственным парнем, наверное, с кем она могла, пусть редко, но зато честно и без опаски обсудить свои проблемы.

А они были. Эта девушка сама была не очень обычна. Она была так же более взрослой для своих сверстников. Да и влюблены были, как оказалось, в нее безнадежно два одноклассника играющих не последнюю роль в классе. Потому и строили ей различные козни и объявляли ей бойкоты, подбивая остальных. А Ал бойкоты не поддерживал никогда. За что правда и ему частенько объявляли бойкоты, тут же снимая их с тех, кому они были объявлены и с кем Ал все же разговаривал.

Ответной реакции от ранее бойкотируемых Ал не получал, да как-то и не очень обижался. Вот только сожалел сильно, что так много людей слишком слабы, чтобы создать "коалицию добрых". Да! Коалиция добрых! Это была одна из многочисленных утопических идей Ала. Ну да молодо-зелено!

Итак, налицо была проблема, и ее надо было решать. Он стал строить разговоры с воображаемым собеседником, представляя конкретных людей на его месте, благо опыта хватало на предсказание реакции на то или иное действие или фразу. Это помогло, но не радикально.

Пришлось ему опустить видимую границу своих интересов и развития до приемлемого уровня. Сработало. Хотя было немножко противно.

Это был второй коварный шаг! Начало раздвоения! Хотя это немножко не тот термин. Просто он слепил несколько подходящих различным ситуациям масок и со временем уже очень немногие могли похвастать тем, что знают Ала. Его истинное лицо удавалось увидеть лишь немногим, и лишь в определенные моменты. Беседы проходили словно через фильтры. Все, что не могло быть понято, не произносилось. А еще он чисто автоматически научился формировать ответную реакцию.

Плохо только, что чаще всего, она была в несколько раз сильнее, чем та реакция, на которую он отвечал. Возможно виной тому были результаты наблюдений, которые гласили, что то, как хорошо и быстро понимает тебя оппонент, напрямую зависит от силы твоих эмоций, твоей реакции на сказанное или сделанное. Все это началось классе в шестом и конца этому процессу уже не было, но мы остановимся пока на начале.

(продолжение следует)

(Алекс)