Выпуск, первое назначение



Прошло 6 лет…Позади все практики, семестры и сессии. Сданы все госэкзамены, защищен диплом. Наконец-то мы дожили до долгожданного момента – выпуска! Совершенно не помню, как мы получали дипломы, значки. Помню выпускной вечер, да и тот довольно смутно. Главное ощущение в те дни – свобода!!!! После оформления всех необходимых документов, я прибыл на место своего распределения – в свое родное Дальневосточное морское пароходство. Уже через пару дней я получил направление на судно. Мне надлежало вылететь в Ленинград, на судостроительный завод, где достраивалось судно «Комсомолец Уссурийска » Это и стало моим первым судном, на котором я был уже в качестве штурмана. Пока еще только четвертым, но уже помощником капитана.

Перелет был ужасно утомительным. До Хабаровска ТУ-104, там – пересадка на турбовинтовой ТУ-114 и затем с тремя пересадками перелет в Ленинград. Ну да все равно, волнения были основные от того, что лечу на свое первое судно уже не «студентом», а помощником! Прилетев, сразу поехал на завод. Завод этот оказался громадным военным кораблестроительным заводом, в котором строились ракетные крейсера… Как оказалось, наша серия судов была как бы побочной продукцией…К сожалению, это оказалось не совсем шуткой. Эта серия судов получилась крайне неудачной. О причинах этого можно говорить долго, но основное - в чьем-то рвении сэкономить, из проекта было исключено так много, что в конечном результате судно уже в момент выхода из завода было совершенно не конкурентоспособно и непригодно для той линии, на которую было предназначено…

В то время я об этом не думал и основное что меня интересовало - это будущая работа. В течение почти двух месяцев я занимался с утра до вечера штурманским снабжением, решением вопросов о картах, книгах, пособиях и инструментах. Наиболее интересное задание было - мне доверили сформировать библиотеку! Я нашел библиотечный коллектор и там больше недели отбирал все что моей душе было угодно!! Это получилась уникальная библиотека для простого торгового судна!

С выходом из завода мы сразу же пошли в пробный рейс. Он был коротким, но интересным - во Францию и ФРГ.

Дюнкерк

Я впервые был в европейских портах и первый же французский порт Дюнкерк поразил своей пустынностью… Как потом выяснилось, дело было в том, что это было воскресенье. В воскресный день все были за городом или еще где-то… Мы шли втроем и шаги наши отдавались эхом.. Магазины почти все закрыты… Вышли на площадь. Посреди площади какая-то странная изгородь. Низкий ажурный заборчик и все. Ни скамеек ни столиков – ничего. В этой загородке ходит взад-вперед человек… Оказалось, что это нарушитель правил уличного движения!

Дело в том, что в Дюнкерке местными властями был принят такой закон, что нарушителей со всего города полицейские привозят в эту загородку и они до 20 часов вечера находятся там, не имея права покинуть ее. Если нарушитель без разрешения покинет загородку, то на него обрушивается громадный штраф и другие административные наказания. Никакие доводы о срочности и неотложности дел не принимаются в расчет. На площадке можно увидеть и чиновников и бизнесменов и рабочих и домохозяек…Все равны перед законом!

Но все это я узнал гораздо позже, а тогда мы прошли дальше и вдруг остановились… Скорее всего у нас был ужасно глупый вид! Мы стояли с разинутыми ртами перед цветочным киоском. На нас смотрела явно привыкшая к таким сценкам молоденькая француженка. Она настолько была красива и лицо ее было настолько добрым и манящим, что мы были просто как загипнотизированы! Она улыбнулась нам прелестнейшей улыбкой и помахала ручкой…

Мы, естественно, расплылись в улыбках и купив у нее маленький букетик каких-то цветов, подарили его ей. Потом мы молча пошли дальше, каждый по своему переживая произошедшее. А потом было кино. Что меня удивило - каждый 5 – 10 минут по проходу проходил человек с фонариком и светил по рядам, глядя кто и что делает.

Из пробного рейса мы вернулись в Ленинград и встали под погрузку удобрений на Кубу…

Куба

С Кубой у меня особые отношения с детства. Когда на Кубе был кризис, то есть когда мир оказался на грани ядерной войны, мой отец на судне вез туда ракеты и солдат в трюмах… Это сейчас об этом можно сказать, а тогда мы даже и не знали об этом.

Мы просто зачитывались рассказами о Фиделе Кастро, о яхте «Гранма», о партизанах Сьерра-Маэстро, о Че Геваре, об отпоре американцем в заливе Плайя Хирон… И вот, отец возвращается из длительного рейса и привозит сувениры - кубинские флажки, всяческую символику революционную, фотографии на которых Фидель жмет руки членам экипажа и в том числе моему отцу… Отец приходил к нам в школу и на сборе рассказывал о Кубе и кубинцах… Я ужасно гордился им! Конечно же я и раньше им гордился. Тем более, что он – фронтовик, израненный и имеющий множество орденов и медалей. О войне он никогда и ничего не рассказывал….

На подходе к Кубе нас встречали военные корабли США. Они не трогали нас, только запросили светом - кто мы такие и все.

Карнавал

Нам не повезло. Мы попали на Кубу во время карнавала. Это означало, что все население, независимо от того, чем они в настоящий момент должны заниматься, поют и танцуют. Круглые сутки без перерыва отовсюду доносятся звуки тамтамов, свистков и прочих характерных для латиноамериканской самбы инструментов. Бригада грузчиком, человек 20 поднялась на судно и через десять минут половина ужа плясала под крики и ритмические удары всем чем придется по всему что попало остальных.

В то день нам так и не удалось увидеть их работающими. Уморившись от танца, они спали. Потом они просыпались и начинали снова… Это продолжалось неделю. Мы уже настолько объелись этих ритмов, что на палубу выходили только по крайней необходимости.

На берег в дни карнавала мы не сходили. Ввиду большого количества выпиваемого «бакарди» - абсолютно отвратительной на вкус самогонки из сахарного тростника, обычно довольно спокойные кубинцы в дни карнавала очень небезопасны…

Выгружали нас долго. Около месяца мы стояли у причала в портах Матанзас, Карденас и Сантьяго. Зато уж нагулялись, накупались досыта! А еще, у нас на борту был маленький рабочий катерок и мы его спускали на воду и бежали на нем на коралловые острова, что примерно в 1 миле от судна. Там был просто рай - чистейший песок, просто великолепная, теплая как парное молоко вода и лангусты! Их было множество на мелководье и мы ловили их руками, хватая за спину. В каждом из них было около полукилограмма мяса. Варили на костре в ведре тут же, насобирав сухих палок на берегу и с удовольствием съедали, запивая белым сухим вином, что получали как тропическое.

Это была не единственная живность, которую мы там ели. Каждую ночь, как только стемнеет, из воды выходили полчища небольших крабов и двигались куда-то вглубь острова! Нужно было только выбирать покрупнее и бросать в мешок. Через полчаса мешок был почти полон и тогда на корме их клали в бочку и опускали туда шланг, через который подавался пар. Через пару минут крабики становились красными и были готовы.

Что меня поразило на Кубе – дождь по расписанию! С точностью до 5 минут два раза в день шел сумасшедший ливень! Шел не больше 15 минут, но воды при этом выливалось громадное количество! Иногда казалось, что сегодня дождя уже не будет, но минут за 15 на горизонте появлялось маленькое облачко и вскоре оно разрасталось, закрывало солнце над нами и небеса разверзались! А через 15 минут облако уносилось куда-то и вновь сияло ослепительное тропическое солнце. А через час от потоков воды и следа не оставалось!

Кубинцы

Жили кубинцы в то время крайне бедно. Нищета была видна во всем, кроме одного! Дети на Кубе во все времена были и одеты и накормлены как следует. Там я впервые увидел маленьких девочек, по 2 – 4 годика, с золотыми сережками в ушах.

Еще один шок - кубинские женщины. Можно много говорить о мулатках (смесь белой и черной расы) и креолках (то же, но смесь с индейской кровью), но это не опишет кубинок. Одежда - просто великолепна совершенно незнакомым нам стилем! Основное – показать всем что на тебе надето (не только платье, но и под ним) Все что только может высовываться - высовывается одно из-под другое. Кружева одного цвета из-под кружев другого цвета, всевозможные чулки, резинки и т.д. – все это с удовольствием демонстрируется всем! А на голове у многих красавиц красовались бигуди размером со стакан, штуки по 3 – 4.

Мужчины на Кубе довольно своеобразны… Прийдя в Карденас, мы целый день доканывали власти насчет того, когда будет лоцман и мы сможем пойти к причалу.

Нам сообщали, что вот-вот уже.. И так до поздна. Мы легли спать. В три часа ночи к борту подлетает катерок. На судно поднимается человек и заявляет, что он – лоцман.

Помощник доложил капитану. Через пять минут капитан был на мосту. Лоцман сказал, что он бы с удовольствием перекусил чего-нибудь. По международной конвенции кормить лоцмана обязаны на любом судне. Так и было сделано. Подняли повара, буфетчица внесла на мост поднос с яствами…

Пока он ел, судно готовилось к швартовке. Все были подняты, включались дополнительные механизмы, проворачивался двигатель… Лоцман поел как следует, старпом подошел к нему и доложил, что судно готово идти на швартовку. Лоцман посмотрел на него удивленно и сказал, что на швартовку мы пойдем в 09 утра….

Утром, в 11 часов мы все-таки пошли на швартовку. На все вопросы о глубинах у причала лоцман уверял, что к причалу подходят суда и побольше нашего, да и вообще, он очень опытный и знает свою работу.

Через пять минут мы сидели на мели. Оказалось, что к этому причалу суда такого размера как наше швартовались лет пятнадцать назад…. Глубины с тех пор у причала никто не замерял. А опыт лоцман приобретал тогда же, ребенком присутствуя на мостике во время работы своего отца - лоцмана...

Поначалу все это шокировало, а потом стало даже нормальным, что все сказанное кубинцами на разных уровнях совсем еще не означало, что так все и есть…..

Автомобили

Автомобили на Кубе – это совершенно отдельная тема. По улицам городов разъезжает такое….. Нигде в мире нет больше столь экзотичного транспорта!

Это громадные доджи, плимуты и бьюики образца начала и середины пятидесятых, проржавевшие насквозь, в заплатах, но это – элитарный транспорт! Вполне можно увидеть едущую по дороге новейшую большую раму от нашего ЗИЛа, с новеньким мотором и с… садовой деревянной скамейкой, на которой гордо восседает водитель, одной рукой вращая баранку, а другой держа за талию молоденькую кубиночку.

Караколы

Слово Куба ассоциируется у меня во словом каракола. Это раковина. Громадная, великолепной красоты улитка с нежно-розовой внутренней поверхностью и причудливыми очертаниями снаружи. Прижмешь к уху – шумит море!

Каракола была наиболее твердой валютой на Кубе начала семидесятых. Деньги там у каждого были мешками, но купить на них что-то было невозможно. Магазинов в нашем понимании там в то время не существовало. Только пайки и распределительная система на промтовары. На караколы кубинцы могли получить у моряков одеколон, сигареты, мыло и многое-многое другое, имеющее ценность для кубинцев в те времена.

Эти ракушки вполне можно было достать и самим. Они были на коралловых островах в большом количестве на небольшой глубине. Там желающих достать караколу подстерегали опасности. Во-первых кораллы. Они как кустарники покрывают почти все дно. Очень опасно пораниться живым кораллом. Микроводоросли, образующие коралл, переносятся в ранку и начинают там развиваться. В результате – очень сильные нарывы и незаживающие раны. Вторая опасность - агрессивные мурены (ядовитые рыбы-змеи) и акулы на глубинах больше 3 метров. Это сильно охлаждало пыл любителей понырять.

Те, кто все же доставал караколы и приносил их на судно, вскоре разочаровывались в этом … Все попытки удалить моллюск из караколы полностью были обречены на провал. Там оставался кусок его тела и через сутки, в жарком климате каракола начинала издавать сильнейший, тошнотворный, отвратительный запах пропитывающий все вокруг. Все попытки избавиться от него с помощью какой-нибудь химии не приводили к положительному результату и запах все больше усиливался! Почти всегда финал был один - каракола летела за борт, испортив многим аппетит очень надолго, потому что даже после исчезновения источника нос несколько дней еще помнил этот отвратительный запах и он чудился в любой пище!

Еще не раз мне потом довелось побывать на Кубе, ну да об этом позже. Погрузив в трюма коричневый сахар-сырец, мы пошли на Японию через Панамский канал.

Панамский канал

Канал поразил своими шлюзами…. Громадные искусственные сооружения, созданные в начале 20 века по проекту того самого Эйфеля, который построил башню в Париже, работают без единого насоса. Судно со стороны Атлантического океана заходит в шлюз, за ним закрываются ворота и из озера, которое находится на 26 метров выше уровня океана, поступает вода, поднимая судно как пушинку. Так, переходя из камеры в камеру, судно поднимается все выше. Потом долго идет по озеру и точно так же спускается к Тихому океану. Вода в озере совершенно чистая и очень вкусная. Все пароходы пока идут по нему, стараются набрать свежую питьевую воду. Маленькие и словно игрушечные паровозики, на которые подаются швартовные концы, легко перетягивали судно в следующий шлюз…. Одни названия шлюзов чего стоят: «Мирафлорес», «Сан Педро»…

Берега Америки быстро растаяли за кормой и мы неслись полным ходом через океан. Он был тихим и торжественным, умиротворенным. Наверное таким его и увидел тот, кто назвал его Тихим. Это неправильный перевод, Pacific осеan – это не тихий, это Мирный океан!

Сутки за сутками, вторую неделю уже одно и тоже - вода и вода. Никаких признаков того, что существуют материки, что есть птицы или еще какие-то живые существа, которые не живут в воде… Вахты похожи одна на другую как две капли воды… Матросов на вахте нет. Пользуясь тем, что встречных судов совсем нет, матросы ходят работать в день, на покраску палуб и надстройки.

Тишина, теплый ласковый ветер упруго дует в лицо. Я с удовольствием подставляю ему лицо, стоя на крыле... В радиорубке горит свет, но я знаю, что и у радиста тишина. Мы находимся в зоне, где нет ничего.. ни радио ни связи с землей… Целая неделя плавания в пустоте…. Сейчас таких зон нет, сейчас есть спутниковая связь, а тогда этого не было и в помине…Ощущение полета …. Небо с очень яркими, крупными звездами и все вокруг черно… И кажется что летишь среди этих звезд….

Вьетнам

Погрузив во Владивостоке в трюма муку в мешках, а на палубу - великолепные новые грузовые машины ЗИЛ 131, мы вышли на Вьетнам. Переход был тяжелый, все время довольно сильно штормило. Наконец мы приблизились к китайскому полуострову Хайнань, прошли вдоль его берегов и вошли в Тонкинский залив. Практически сразу к нам подлетел американский вертолет, напомнив своим появлением об идущей во Вьетнаме войне. Осмотрев нас, изучив груз на палубе, летчик помахал рукой и улетел туда, где на самом горизонте виднелось несколько точек. Это были корабли американского седьмого флота.

Мы вошли в реку Хонгха с мутно-желтой водой и низкими берегами, представляющими собой магровые заросли, и встали на якорь в ожидании постановки к причалу.

Недалеко от нас из воды торчали мачты судна. Как мы потом узнали, это было китайское судно, которое во время налета американских самолетов стало по ним стрелять. Тут я должен сказать, что в то время, в разгар «культурной революции» на всех китайских судах были пулеметы. Так вот, с этого судна китайцы стали стрелять по самолетам. Вреда они конечно же самолетам не причинили, но один из самолетов развернулся и сбросил сразу несколько бомб на судно. Оно быстро затонуло. Люди там не пострадали.

Сразу по приходу мы открыли вахту на аварийной частоте. Дело в том, что американцы перед началом налета предупреждали на этой частоте чтобы все суда отошли от причала, а члены экипажа во избежание случайных ранений осколками не появлялись на открытых палубах.

Уже на следующий день мы стали свидетелями налета. Я был на вахте и был на мостике.. Сначала заработал радиомаяк на авианосце. Через десять минут на языках тех судов. какие были в порту прозвучало предупреждение. Через час над нами, едва не коснувшись мачт, с ревом пронеслось звено реактивных самолетов, потом второе. Потом раздались глухие звуки взрывов. Через десять-пятнадцать минут они пронеслись в обратном направлении. Со стороны порта поднимался дым.

Так было один – два раза в неделю. Американцы ждали, когда в порту скопится большое количество выгруженного с судов груза и тогда прилетали чтобы уничтожить его. Вывезти вьетнамцы успевали не очень много.

Ребенок

В один из вечеров к нашему борту подошла одна из многочисленных джонок с рваными парусами. Там были женщина, мужчина и человек пять детей мал-мала меньше. Мужчина держал на руках явно грудного ребенка и что-то кричал на своем языке. Естественно, его никто не понимал, но было ясно что что-то случилось с ребенком.

Во Вьетнаме очень суровые законы и порядки, так как страна на военном положении и сам по себе подход джонки к иностранному судну был из ряда вон выходящим случаем.

Капитан принял решение и мы в какие-то минуты вооружили трап. Мужчина с ребенком поднялся на борт и наша доктор, взглянув на посиневшего ребенка, бегом побежала в лазарет, увлекая за собой вьетнамца. Она боролась за жизнь ребенка, которому было примерно 3 – 4 месяца, больше двух часов. Я не знаю что там было, но когда она открыла дверь, ребенок был уже не синий, каким его привезли, а розовый и спокойно спал.

Вьетнамец без остановки благодарил ее на своем языке, но перевода не нужно было. Мы собрали ему продуктов - рис, муку, хлеб, консервы и он сошел на свою джонку, где в голос, не переставая плакала жена. Увидев ребенка, она стала плакать еще сильнее, но это были уже совсем другие слезы.

Джонка отошла от борта и растворилась в темноте. Мы не рассказывали властям о произошедшем, так как не уверены, что для вьетнамцев это закончилось бы хорошо…

Мы простояли на якоре почти месяц. Когда нас поставили к причалу, это был почти праздник! По крайней мере можно было сходить в Интерклуб и попить вполне неплохого пива.

В один из очередных налетов, когда мы отошли от причала, довелось наблюдать как вьетнамцы (а скорее всего наши «специалисты») сбили ракетой прямо над Хайфоном американский “f-16”

Во Вьетнаме я бывал много раз и каждый раз меня поражали местные стройные, резвые свиньи, которые бегали по городу и даже по причалам вдоль судов. Сначала я даже и не понял, кто это и подумал, что это собака такого странного пятнистого окраса, а когда увидел хвостик крючком – пригляделся к пятачку и понял что это высокий, с поджатым животом и мускулистый как гончая собака, вполне взрослый поросенок. Он резво носился по причалу, гоняя крыс, которых там великое множество.

Медузы

Я хочу рассказать один случай. Он произошел с мои знакомым электромехаником в 1977 году. Рассказываю по его впечатлениям, которыми он делился со мной во время финальной части этих событий в течение двух недель, пока мы везли его домой на нашем судне.

Его судно шло в районе, сегодня очень печально известном - там где недавно прокатилось страшное цунами, на подходе к Малаккскому проливу со стороны Индийского океана. В тот день экипаж получил тропическое вино (в тропиках морякам выдается сухое вино из расчета 300 грамм в сутки для поддержания солевого баланса)... Обычно оно сразу по несколько бутылок выдается... Ну... одним словом неск человек объединились и оооч хорошо посидели... Немного перебрав, он вышел на корму подышать и совершенно не помнит, как внезапно оказался в воде. Время было - примерно полночь и криков его естессно никто не услыхал, тем более что скорость у того судна 17 узлов (примерно 30 км/час). Так что через минуту только один огонек на корме остался и вскоре пропал и он... Хватились его только утром, когда он не вышел на работу... Его искали, но... Никто не знал где искать, так как никто не знал когда он выпал и кроме того там, в проливе, течения достигают 5 - 8 узлов, так что поиски закончились безрезультатно....

Он неплохо плавал и успокоившись, лег на спину. Так он лежал на спине и думал о том, что же произойдет раньше - утонет или акулы съедят....или еще кто.... Так он и пролежал до утра... Утром мимо, совсем рядом прошли два судна.. С одного из них его заметили, однако так и пролетели мимо, не посчитав нужным задерживаться...

Солнце поднималось и жарило так. что он время от времни терял сознание. А потом его окружили медузы....Там, в том районе плавают громадные, 1- 1,5 метра в диаметре, отвратительного вида розовые медузы с длинными, по 4 - 5 метров шлейфами всяких нитеобразных отвратительных штуковин..... Они его не жалили. Просто были вокруг него плотной массой... Солнце его съедало, жажда убивала...он отбивался от чаек, которые время от времени налетали и клевали его.... Он хотел утонуть, но медузы не пускали - сквозь эту очень плотную массу невозможно было пройти...

Он терял сознание и опять приходил в себя... Один раз, очнувшись, он недалеко от себя увидел лодку и стал махать рукой и пытался кричать, насколько мог это делать.... Это были рыбаки с того самого острова Пхукет, печально известного сейчас, но тогда он был совершенно диким и там еще не было курортов, только сплошные дикие джунгли и пара немногочисленных туземных племен. Его принесло течением к этому острову. Позже выяснилось, что он дрейфовал четверо суток....

Как только лодка направилась к нему, медузы резко ушли. Он начал тонуть и рыбаки уже с трудом достали его. Он прожил в племени, в хижине старейшины четыре месяца, оказавшись настолько полезным для племени своими рукодельными и техническими талантами, что его там даже «женили» на совсем юной дочери этого старейшины в надежде на то, что он там и останется)))

В один прекрасный день пришел катер, совершающий иногда обходы островов и он на нем попал на материк... Там - полиция, власти, Бангкок и в конце - концов через наше посольство он вернулся домой на судне, где я в то время и работал вторым помощником капитана.

Отдохнув три месяца и с трудом отбившись от всех КГБ и парткомов, он опять ушел в море, где и работал еще довольно долго, но я в 1984 уехал из Владивостока, наши пути разошлись и больше я о нем ничего не знаю)

Слонс

После отшвартовки и выхода из Сингапура беспокойные воды пролива и вот, наконец, вышли в открытое море и начался спокойный переход на Филиппины, в Манилу…. Поздний вечер.

Приняв душ, я собираюсь прилечь и отдохнуть перед вахтой. Вдруг в каюте раздается телефонный звонок. Подняв трубку, я услыхал взволнованный голос старшего механика: «Спасай, погибаю!!!», произнес он и тут же положил трубку. Понимая, что произошло что-то неприятное, я быстро натянул рубашку и выскочил из каюты. Его каюта была на той же палубе что и моя, только с другого борта. Постучав, я не услыхал ответа и открыл дверь. В каюте никого не было. Я заглянул в спальню – там тоже никого…

Тут раздался какой-то то ли стон то ли всхлип из ванной. Я открыл дверь и увидал такую картину: в ванне, наполненной водой, сидел стармех и жалобно скулил, дрожа всем своим огромным телом… На мои расспросы он, с трудом перебарывая дрожь и еле шевеля синими губами, рассказал как решил сам себя полечить.

Все дело в том, что стармех часто мучался радикулитом и вот, в Сингапуре ему посоветовали купить великолепное растирание, которое называется «Слонс». Так как все были заняты на отшвартовке и проходом пролива, то он решил растереться самостоятельно. Распарившись в ванне, он лег на кровать и набрав полную ладошку (а она у него огромная!) жидкости из бутылочки, нанес ее на поясницу.

Тут я должен сказать, что основа этой жидкости - скипидар, а к нему добавлены такие жгучие вещества как экстракт перца и другие не менее жгучие тропические вещества. Совершенно естественно, вся эта жидкость тут же протекла ниже и попала на очень чувствительное место!

Он рассказывал как метался по каюте, стараясь что-то сделать, залез в ванну и в конце концов определил, что только холодная вода немножко снимает боль. Так он и сидел уже в холодной воде вот уже больше двух часов. Все попытки вылезти из ванны заканчивались немедленным возвращением туда.

Единственное, чем я мог помочь ему - это заварить чай и отпаивать его горячим чаем с вареньем, согревая изнутри! Через час – другой все стало проходить и потихоньку он смог как следует с мылом промыть это место. И я смог вздремнуть часок перед вахтой.

Соус

Второй помощник часто говорил, что никакой запах ему не помеха, потому что он равнодушен к запахам. Естественно, нашлись желающие это проверить! В Таиланде прямо у проходной порта было много маленьких «забегаловок» с местной пищей. Мы иногда пользовались их услугами, покупая то, что по нашим понятиям можно было есть. Прежде всего это были жареные цыплята кусочками. Они были сказочно вкусны, но только без соуса!!! Дело в том, что соус - это смесь чеснока, дуриана и многих еще специй, которые все вместе давали абсолютно непереносимый для нашего обоняния запах!

Наши веселые ребята, четвертый помощник и четвертый механик, купили пакетик этого соуса, раскрыли положили его под кровать Второму и стали наблюдать за ним.… Ничего не происходило. На второй день экипаж потихоньку стал вставать на дыбы…. Дело в том, что по надстройке начал распространяться этот отвратительный запах, становившийся с каждым часом все сильнее и сильнее.…

Второй ходил и улыбался как ни в чем ни бывало. Тогда шутники опять проникли к нему в каюту и надев противогазы, заглянули под кровать. Оказалось, что толкнув туда свой чемодан, Второй перевернул пакет и из него соус вылился на палубу. Веселым ребятям пришлось вымывать там с содой, потому как народ грозился выкинуть их за борт, если они не избавят судно от этого запаха! Долго еще при входе в надстройку нос натыкался на это запах, сладкий и тошнотворный…

Обезьянки

В Мадрасе Второй купил маленькую симпатичную обезьянку. Просто не смог отказать индусу, продававшему ее. Капитан сразу предупредил его, что когда пойдем домой - ее на борту не должно быть, так как будут неприятности с санитарными властями. Да и в иностранных портах не дай Бог власти увидят что ее вынесли с судна…. Ну, до захода в Союз было еще не менее полугода, так что все было нормально.

Обезьянка сразу же стала чувствовать себя на судне свободно. Все каюты были ему (это был молодой самец) родным домом. Он бегал везде, его все угощали чем могли. Особенно он любил бананы и помидоры. Второй соорудил ему полочку у лампочки на зеркале над умывальником. Дело в том, что в надстройке работала установка кондиционирования воздуха и обезьянка мерзла.

Когда мы вышли из Мадраса и пошли в следующий индийский порт, обезьянка освоила камбуз и днем пропадала там, ожидая что перепадет. Перепадало и неплохо!

В порту Кочин все было как обычно, если не считать того, что питомец наш стал проявлять признаки нехватки дамского пола… Самое неприятное было в том, что делал он это тогда, когда видел что собралось достаточно зрителей… Например во время обеда… Не все были в восторге от этого зрелища, давясь ложкой, поднесенной ко рту!

Когда мы вышли в море, обнаружилось что у обезьянки нашей появилась пара…. Это так и осталось тайной – кто и когда принес ее, но мы все порадовались за них, однако это было слишком преждевременно! Вторая обезьянка оказалась тоже самцом, причем в достаточно почтенном возрасте…

На следующий день обе обезьянки пропали… Мы долго искали их и нашли на баке (в носовой части), в подшкиперской - кладовой, где хранились запасы тросов – бухты фалов, линей, швартовных концов…

Они соорудили там что-то вроде гнезда и зажили как… семейная пара… Молодой играл роль главы семейства…. Он никого кроме Второго не подпускал к гнезду…. На свежий воздух они выходили только когда убеждались, что никого поблизости нет и подолгу сидели, обнявшись, на солнышке….

В Японии второй отдал их на один из плашкоутов, на которые выгружался каучук…

(В. Федоров)


Рассказы не совсем еще старого капитана