Грабитель



Однажды я осталась дома совершенно одна. Все соседи нашей коммуналки разошлись по своим делам, и даже бабушка куда-то уехала. Мне было скучно и одиноко. Я достала свою ободранную куклу, плюшевого мишку, пластмассового Буратино и другие игрушки. Рассадив их на стулья, я стала с ними разговаривать, но они молча смотрели на меня неподвижными глазами, и мне стало как-то не по себе. Тогда я запихнула их всех под шкаф, и решила включить телевизор, чтобы прогнать эту гнетущую тишину.

Телевизор был старый, с малюсеньким экраном, сейчас такой можно увидеть только в музеях. Перед его экраном была установлена линза, заполненная какой-то жидкостью, и из-за этого изображение казалось намного больше, чем на самом деле. Но когда я попробовала включить этот телевизор, изображение не показывалось. Вероятно, телевизионный шнур просто не был включен в розетку, но об этом я как-то не догадалась. Я принялась нажимать на все кнопки подряд, но без толку.

Чтобы как-нибудь себя занять, я принялась рассматривать папины газеты, но стало еще тоскливее. И я подумала, что самое лучшее лекарство от грусти - это что-нибудь вкусненькое. Быстро прошмыгнув мимо длинного, темного и мрачного коридора я очутилась на кухне. Но ничего вкусненького я не нашла. Холодильник стоял в коридоре, но идти туда я боялась, уж очень там было темно и страшно. Тогда я решила просто попить чайку. Налив в стакан воды из-под крана, я положила туда четыре ложечки сахара. Но это был не сахар, а соль, в чем я и убедилась, когда отхлебнула. И начала размышлять, как же можно исправить мой чай. И решила, для компенсации положить побольше сахара. На этот раз я правильно взяла именно песок, а не соль, и бухнула полстакана. Но получилось вообще какая-то отрава. Решив не сдаваться, я добавляла в воду то майонез, то горчицу, то варенье, пока вода не стала выливаться из стакана, хотя цветом эта жидкость меньше всего напоминала чай. Охваченная азартом, я открывала все ящики подряд, и соображала, чтобы еще такого добавить в чай, чтобы он был вкусный.

В дверь позвонили. Звонили один раз, значит, это к тете Лиде пришли, и я не пошла открывать. Потом позвонили два раза, это значит, к дяде Володе, и я тоже не отреагировала. Но потом вдруг прозвенело три звонка, и я поняла, что это к нам. И испугалась. Что это за люди, подумала я, которые хотят войти в квартиру, во что бы то ни стало? И догадалась, что это самые настоящие бандиты и грабители.

Звонок задребезжал на одной ноте, и я совсем запуталась, и не могла понять, к кому же это пришли. Я решила пойти и заглянуть в замочную скважину, кто это там стоит, но в дверь вдруг так забарабанили, что она просто ходуном заходила. И я поняла, что это на самом деле преступники, которые пытаются выломать дверь, обворовать квартиру и, естественно, убить меня.

Я понимала, что не смогу с ними справиться, так как была еще очень маленькой девочкой. Кричать я тоже боялась, справедливо полагая, что раньше всех меня услышат эти бандиты, и убьют в первую очередь. Тогда я схватила на кухне два огромных ножа, и залезла с ними под кровать, надеясь дорого продать свою жизнь, если меня все-таки обнаружат.

Удары вскоре затихли, и бандиты, видимо не справившись с дверью, ушли. А, может быть и не ушли, а, выломав дверь, стоят в темном коридоре со страшными пистолетами и кинжалами и ждут, когда я сама к ним выйду, чтобы не тратить время на мои поиски. Мое бедное сердце просто разрывалось от отчаяния и страха, и я сидела под кроватью, не смея даже пошевельнуться.

Скоро я услышала, как дверь открывается, и меня зовет бабушкин голос. Но я и этому не верила. Может быть, бандитам удалось перековать свой голос, и они так стараются выманить меня. И, только увидев перед собой бабушкины ноги в шерстяных чулках и стоптанных шлепанцах, я убедилась, что это не бандит, и осторожно вылезла из-под кровати на локтях, держа на всякий случай в вытянутых руках ножи.

Бабушка, увидев, как к ее ногам из-под кровати приближаются два огромных ножа, от неожиданности закричала, но, увидев меня, стала ругаться, зачем я так над ней шучу. И совсем не верила мне, что я охраняла квартиру.

А вечером пришла тетя Лида и стала браниться, зачем я не открыла ей дверь, что ли я глухая была и ничего не слышала? Оказывается, она просто забыла дома ключи, звонила и стучала два часа, а потом вынуждена была пойти к знакомой, и проторчать там до вечера.

(В. Ахметзянова)


Дикаркины рассказы