Знакомство с кошкой



Свое первое знакомство с кошкой я запомнила очень хорошо. И вот почему. Вообще-то, по части кошек и собак, я была ужасной трусихой. Почему-то я была убеждена, что эти твари для того и существуют, чтоб царапать, кусать и рвать на части ни в чем не повинных людей. Но однажды, возвращаясь с мамой из магазина, я заметила маленькую девочку, гладившую какую-то облезлую бездомную кошку. А кошка не шипит и не царапается, а даже наоборот, мурлычет и ласкается. И мне стало так стыдно за свою трусость! Как же так, я такая большая, учусь в первом классе, а трусливей такой малышки. И мне просто до смерти захотелось потрогать мягкую шерстку, и заодно доказать самой себе, да и всем окружающим, включая и эту малявку, что совсем не боюсь это полосатое чудище. Так что я не удержалась и потрогала хвостик. Но тут кошка повернулась ко мне своей усатой мордочкой, и моя храбрость вмиг улетучилась и в ужасе я отпрыгнула в сторону метров на десять, чем рассмешила не только маленькую девочку, но и окружающих.

Так этот эпизод и забылся бы со временем, как незначительное событие. Да вот только несколько дней спустя, на моем лбу появилось розовое пятнышко, которое все чесалось и увеличивалось в размерах. Так я подхватила лишай. И с этой звездой во лбу я проходила целый месяц. И целый месяц не ходила в школу. Все это было бы просто замечательно, если бы только другим детям не было бы запрещено играть со мной. Так что я была предоставлена самой себе, и даже Вовка, мой верный друг и товарищ по проказам, шарахался от меня, как от чумы египетской. И это было хуже всего! К тому же домашние задания мне никто не отменял, и я корпела над своими учебниками, не понимаю ничегошеньки. Да и после, придя, наконец в класс, поняла, что очень отстала по учебе, и первые дни только хлопала глазами, когда меня спрашивали про умножение, или как правильно ставить ударение.

Хотя вспоминаю, была еще одна встреча с кошкой, правда, дохлой. Как-то, гуляя с сестренкой во дворе, мы обнаружили неподвижно лежащую кошку. Мы уселись перед ней на корточки и стали терпеливо дожидаться ее пробуждения. Но кошка все спала. Тогда мы стали тыкать в нее веточками, пытаясь разбудить. Все было тщетно. Прилетела большая муха и стала ползать по ее голове. Нам было жалко бедную кошечку, и мы начали отгонять эту противную муху, но она отлетала, и опять садилась на кошку. Тогда мы решили, во что бы то ни стало, разбудить кошку и с силой приподняли ее палкой от земли. Но кошка была какая-то деревянная, и мы не понимали, что же с ней такое. Потом прибежали большие мальчишки и начали нас пугать, говоря, что кошка сейчас проснется и бросится нам в глаза. Мы испугались и убежали.

Еще никогда не сталкиваясь со смертью, мы не могли понять, что означает само это понятие. Помню, когда я была еще совсем маленькой, бабушка взяла меня на похороны какой-то своей подруги. Я не знала, что это вообще такое и думала, что это какой-то праздник, и должно быть очень весело. Бабушка мне всю дорогу твердила, что там будет много народу, и чтобы я вела себя хорошо. Я обещала. Впрочем, мне это твердили всегда, и когда мы ездили и в гости, и в цирк, и в кино. Так что я радовалась лишней возможности повеселиться с бабушкиными подружками.

Однако все оказалось совсем не так, как я себе представляла. Во-первых, сама бабушкина подруга зачем-то забралась в длинный красный ящик и лежала там с закрытыми глазами, а в руках держала зажженную свечу. Я все ждала, когда же эта бессовестная бабулька вспомнит о своих покинутых гостях, и уступит место другим страждущим. И я все крутилась около гроба, надеясь первой запрыгнуть в освободившийся ящик. Вокруг было много людей, в основном старух, и все были в черном. И не было ни одного ребенка, с которым я смогла бы развлечься и немного пошалить. Многие плакали, и я никак не могла понять почему. Единственное, что казалось мне необыкновенным и прекрасным, так это свечка, горящая в руках бабушкиной подруги, и которую мне нестерпимо хотелось подержать тоже.

Все по очереди стали подходить к бабушкиной подруге и целовать белую повязку на ее лбу. Бабушка и меня подтолкнула к гробу и сказала, чтобы я сделала то же самое. Но мне вовсе не хотелось целовать эту вредную и жадную старуху с желтым лицом и заостренным носом. Ведь я, в принципе, даже не была с ней знакома. Я молча смотрела на такую странную бабушкину подружку, и все пыталась понять, как же той удается с закрытыми глазами так ловко держать свечку. И вместо того, чтобы поцеловать усопшую , я попыталась пальцем открыть ей глаз, чтобы убедиться, что та не подглядывает, но веки были холодными и не поддавались. Тут все на меня зашикали, бабушка оттащила меня от стола и пребольно ударила, хотя раньше никогда не била. Я разревелась, и на самое интересное мероприятие, как я представляла себе, на кладбище, мы не поехали, а вместо этого вернулись домой, и бабушка на меня очень сердилась, хотя я и не понимала за что, и была на нее обижена.

(В. Ахметзянова)


Дикаркины рассказы